МАТЕРИАЛЫ О КРАСКИНЕ М.В.

На фасаде Варнавинского детского дома укреплена мемориальная доска. Золотыми буквами на ней высечено: «В этом доме с 1921 по 1926 годы  жил и воспитывался Михаил Васильевич Краскин, погибший в 1936 году при защите Дальневосточной границы СССР». Чем же заслужил мальчишка, каких воспитывалось здесь великое множество, такую высокую честь и благодарную память народа?                                                               

Михаил Краскин  родился в 1906 году в деревне  Лопатино,   Варнавинского района, Костромской губернии (позднее-Горьковской  области). Рано лишившись родителей, он первые годы жил у бабушки.  С 8 до 10 лет был пастухом, батрачил. Одиннадцалетнего Мишу Краскина устроили в детский дом «Нижегородская школа- коммуна», затем перевели в Варнавинский детский дом.  При детском  Доме он, одним из первых, организовал пионерский отряд. Уже тогда у 17-летнего  юноши была какая-то непреклонная сила убеждённости и ребята верили силе его слов шли за ним на воскресники, устраивали  концерты художественной самодеятельности. Они просто любили своего жизнерадостного, вдумчивого вожатого. За добрые дела отряд не раз отмечался волостными и уездными организациями. У Михаила была масса и других дел. Секретарь ячейки, член бюро волостного комитета, участник многих уездных съездов ВЛКСМ.  И везде, как отмечали друзья Краскина, «он был чрезвычайно энергичным и настойчивым, никогда не грустил и не хныкал, несмотря на целый ряд трудностей, переживаемых им.»  Он мечтал стать педагогом.

Прошло много лет, но образ дорогого первого вожатого Миши Краскина  остался в памяти светлым ,чистым ,незабываемым,- пишет  нам Галина Николаевна Бобырёва  из Ярославля. – Тринадцатилетней девочкой поступила я в Варнавинский  детский дом. В то время мы все делали сами: готовили обеды, дежурили по кухне, столовой, шили бельё для детдома, вели хозяйство. Что нас  тогда объединяло? Разбираться  в окружающем, событиях помогал нам Миша. А был он прямым, сердечным, внимательным, умным. Он умел заметить и увлечь ребят, которые были замкнуты, пугливы. Приучал их к самостоятельности, внушал смелость и решительность. У Миши было много работы. Быть вожаком сотни самых разнообразных по характеру, возрасту, привычкам детей очень сложно. Но он успевал всюду. Ходил в походы с ночлегами в палатках в палатках в лесу, на стеклозавод, проводил общие собрания, где давались имена тем ребятам, у кого   их не было».  

В 1924  вступил в ряды Ленинского комсомола. В 1924   году    Краснобаковским  Укомом комсомола был командирован на первые губернские курсы детского коммунистического движения. По возвращении с курсов в Варнавинской волости организовал  первый пионерский отряд и был его вожатым до 1926 года.

        В 1927 году по путёвке комсомола был принят на исторический факультет Горьковского пединститута. И сразу же выдвинулся в число наиболее сильных студентов и организаторов – общественников. Он  избирается членом комитета ВЛКСМ  ВУЗа. Живя  только на скромную стипендию, он часто подрабатывал: зимой на погрузке, летом- на сплаве леса. Когда учился на втором курсе, его пригласили в дезелестроительный техникум преподавать историю.

 В 1929-30 гг. Краскин  участвовал в организации колхозов в Марийской АССР.

После окончания университета М.В. Краскин был директором института повышения квалификации инженерно-технических работников в г.Горьком ( Нижнем Новгороде).

    После оккупации Маньчжурии в 1931–32 гг., Япония в приграничной полосе начала строительство укрепрайонов с мощными узлами сопротивления. Рядом с границей Посьетского, а ныне Хасанского района находился Хунчунский укрепрайон. С первых лет пребывания японцев в Маньчжурии на нашу территорию начались вылазки, заброска диверсионных групп и провокации. К 1935–36 гг. нарушения границы со стороны японцев участились, и к пограничникам все чаще приходили на помощь части Особой Краснознаменной Дальневосточной армии

 В 1935 году М.В. Краскин был призван на военную службу в Особую Краснознамённую Дальневосточную Армию.

Ему предлагали должность начальника  полковой школы, но Михаил отказался, пошёл на строевую.

   В 1936 году, во время провокационного наступления японских самураев на пограничную заставу Хунчун Хасанского района, взвод лейтенанта Краскина первым принял бой и до прихода регулярных частей Красной Армии отражал натиск превосходящего противника. В этом бою лейтенант Краскин был ранен, но продолжал командовать взводом, затем в 100 метрах от сопки Сахарная головка был смертельно ранен, однако нашёл в себе силы поднять взвод в атаку и обратить захватчиков в бегство.

                         Вот описание тех событий.

   25 марта 1936 года, утром, около десяти, М.В. Краскин услышал дробь пулемёта и частые хлопки драгунок. Сразу объявил тревогу. Выяснилось, что 7 японцев перешли границу и занялись топографической съёмкой нашей территории. Когда наш «секрет» попытался их задержать, они открыли огонь. Через час явилась вражеская рота с восьмью пулемётами. Заняв сопку безымянную, японцы торопливо соорудили окопы, подрывая мёрзлый грунт гранатами. Время от времени японцы обстреливали наших пограничников. Их пули прошили кирпич двухэтажного здания заставы. При выработке диспозиции боя М.В. Краскин предложил поставить его взвод в центр на решающее направление, а пограничников и конников разместить по флангам.

   Во время боя вдруг затих пулемёт пограничника. М.В. Краскин увидел, что солдат лежит не шевелясь, обхватив ладонями приклад «дегтяря». К нему торопливо ползли двое: боец и жена начальника заставы. Красноармеец добежал первым. Схватив пулемёт, он дал длинную очередь с намерением отвлечь внимание на себя.

   «За Родину! Вперёд!» У Краскина возникло решение поднять взвод в атаку именно в эту минуту. Повсюду слышались крики «Ура!» На ходу Краскин швырнул гранату в сторону окопов. Группа японцев, к которым он направился с пистолетом в руках, рассредоточилась, отстреливаясь. Лейтенант Краскин почувствовал, как чем-то острым резануло в груди. Ноги влекли ещё его вперёд, но потом ослабли, подломились в коленях. Лёжа на снегу, он вдохнул холодный воздух. Чьи-то руки торопливо расстёгивали гимнастёрку. Приоткрыв глаза, он увидел перед собой знакомое лицо. Медсестра прислушалась: лейтенант пытался что-то сказать, но не смог и замолчал навсегда…

День  25 марта 1936 года стал для лейтенанта Краскина М.В. роковым. В самом  расцвете сил оборвалась его жизнь, многое осталось не доделанным ,не  дождались его жена и дочь .Остались  только память и скупые газетные строчки «Пал в бою».Это было в Маньчжурских сопках в бою с японскими милитаристами. В семью пришла телеграмма «Прискорбием  сообщаю вам, что лейтенант Краскин  Михаил Васильевич, муж ваш ,пал в бою 25 марта японскими милитаристами ,мужественно защищая нерушимость советских границ. Имени  всех бойцов, командиров, политработников ОКДВА выражая вам  искреннее соболезнование . Блюхер».

    28 марта 1936 г. герои были похоронены в с. Новокиевском. В сквере установили обелиск с надписью: «Бессмертная слава герою-пограничнику лейтенанту Краскину, погибшему в боях с японо-маньчжурскими империалистами в 1936г.».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 июня 1939 г. после хасанских событий июля-августа 1938 г. Посьетский район был переименован в Хасанский, а село Новокиевское было переименовано в Краскино, в честь погибшего пограничника.

  Могила лейтенанта Краскина находится в центре посёлка Краскино, в парке Дома офицеров. Школьники и военные ухаживают за могилой героя, проводят рядом с ней митинги.

           В районном поселке  Варнавино  Нижегородской области есть улица, названная в честь М.В. Краскина, и детскому дому тоже было  присвоено его имя.

Памятник Краскину М.В.

фото краскина.1

фото краскина